NABOKV-L post 0027259, Mon, 2 Jan 2017 11:01:29 +0300

Subject
ugol, square & mirror in The Event
Date
Body
In one of my previous posts ("five balls & ugol in The Event; China & ugolok
in The Wanderers; five whores & ugly in The Waltz Invention") I forgot to
mention Troshcheykin's words in VN's play Sobytie ("The Event," 1938) u nas
na uglu ("at our corner"):



Рёвшин. Одним словом... Вчера около полуночи, так, вероятно, в три четверти
одиннадцатого... фу, вру... двенадцатого, я шёл к себе из кинематографа на
вашей площади и, значит, вот тут, в нескольких шагах от вашего дома, по той
стороне, -- знаете, где киоск, -- при свете фонаря, вижу -- и не верю глазам
-- стоит с папироской Барбашин.
Трощейкин. У нас на углу! Очаровательно. Ведь мы, Люба, вчера чуть-чуть не
пошли тоже: ах, чудная фильма, ах, "Камера обскура" -- лучшая фильма
сезона!.. Вот бы и ахнуло нас по случаю сезона. Дальше! (Act One)



According to Ryovshin (Lyubov's lover), he met Barbashin (who stood s
papiroskoy, smoking a cigarette) on his way home from the cinema na vashey
ploshchadi (at your square). Na uglu malen'koy ploshchadi ("In the Corner of
a Small Square," 1830-31) is an unfinished story by Pushkin. It consists of
two fragments the second of which begins as follows:



** скоро удостоверился в неверности своей жены. Это чрезвычайно его
расстроило. Он не знал на что решиться: притвориться ничего не примечающим
казалось ему глупым; смеяться над несчастием столь обыкновенным -
презрительным; сердиться не на шутку - слишком шумным; жаловаться с видом
глубоко оскорбленного чувства - слишком смешным. К счастию, жена его явилась
ему на помощь.



X. soon found out that his wife was unfaithful. It threw him into great
perplexity. He did not know what to do: it seemed to him that to pretend not
to notice anything would be stupid; to laugh at this so very common
misfortune would be despicable; to get angry in earnest would be too
scandalous; and to complain with an air of deeply offended feeling would be
too ridiculous. Fortunately, his wife came to his aid.



Troshcheykin knows that his wife is unfaithful to him but pretends not to
notice anything. When Lyubov' asks her husband if he knows that she is
unfaithful to him, he replies that he knows it but says that she will never
leave him:



Любовь. Ответь быстро: ты знаешь, что я тебе неверна?

Трощейкин. Знаю. Но ты меня никогда не покинешь.

Любовь. Ах, мне так жаль иногда, так жаль. Ведь не всегда так было.

Трощейкин. Держись, Люба!

Любовь. Наш маленький сын сегодня разбил мячом зеркало. Алёша, держи меня
ты. Не отпускай.

Трощейкин. Плохо вижу... Всё опять начинает мутнеть. Перестаю тебя
чувствовать. Ты снова сливаешься с жизнью. Мы опять опускаемся, Люба, всё
кончено!

Любовь. Онегин, я тогда моложе, я лучше... Да, я тоже ослабела. Не помню...
А хорошо было на этой мгновенной высоте. (Act Two)



Lyubov' quotes Princess N.'s words in Chapter Eight of Pushkin's Eugene
Onegin: "Onegin, I was younger then, I [was, I daresay,] better-looking"
(XLIII: 1-2) and mentions nash malen'kiy syn (our little son) who smashed
today the looking glass with a ball. Actually, Lyubov's son died three years
ago, at the age of two, and it was Troshcheykin's little model (a jeweler's
son) who played football after the sitting and smashed the mirror in the
entrance hall:



Любовь. Вот поклянитесь мне, что вы его больше не видели.

Страшный звон. Вбегает Трощейкин.

Трощейкин. Зеркало разбито! Гнусный мальчишка разбил мячом зеркало!

Любовь. Где? Какое?

Трощейкин. Да в передней. Поди-поди-поди. Полюбуйся!

Любовь. Я тебя предупреждала, что после сеанса он должен сразу отправляться
домой, а не шпарить в футбол. Конечно, он сходит с ума, когда пять мячей...

(Быстро уходит.)

Трощейкин. Говорят, отвратительная примета. Я в приметы не верю, но
почему-то они у меня в жизни всегда сбывались. Как неприятно... Ну,
рассказывайте. (ibid.)



Admiring the almost finished portrait of the jeweler's son ("The Boy with
Five Balls"), Troshcheykin mentions Shakespeare and his Othello:



Любовь. Не понимаю, почему ты не можешь сперва закрасить мячи, а потом
кончить фигуру.

Трощейкин. Как тебе сказать...

Любовь. Можешь не говорить.

Трощейкин. Видишь ли, они должны гореть, бросать на него отблеск, но сперва
я хочу закрепить отблеск, а потом приняться за его источники. Надо помнить,
что искусство движется всегда против солнца. Ноги, видишь, уже совсем
перламутровые. Нет, мальчик мне нравится! Волосы хороши: чуть-чуть с чёрной
курчавинкой. Есть какая-то связь между драгоценными камнями и негритянской
кровью. Шекспир это почувствовал в своём "Отелло". Ну, так. (Смотрит на
другой портрет.) А мадам Вагабундова чрезвычайно довольна, что пишу её в
белом платье на испанском фоне, и не понимает, какой это страшный кружевной
гротеск... Всё-таки, знаешь, я тебя очень прошу, Люба, раздобыть мои мячи, я

не хочу, чтобы они были в бегах. (Act One)



At the end of Shakespeare's tragedy Othello stabs himself. It seems to me
that, two days after her mother's fiftieth birthday (on which the action in
"The Event" takes place), on her dead son's fifth birthday, Lyubov' stabs
herself and, in the "sleep of death," dreams of Waltz (the main character in
VN's play "The Waltz Invention," 1938), a madman who dreams of his Telemort
(or Telethanasia, a machine of immense destructive power). Lyubov' is
twenty-five when she commits suicide. In Gogol's Myortvye dushi (Dead Souls,
1842) Sobakevich mentions ugol (a twenty-five ruble banknote):



- Посидите одну минуточку, я вам сейчас скажу одно приятное для вас слово. -
Тут Собакевич подсел поближе и сказал ему тихо на ухо, как будто секрет: -
Хотите угол?
- То есть двадцать пять рублей? Ни, ни, ни, даже четверти угла не дам,
копейки не прибавлю.



"Oh, sit down just for a moment. I have something more agreeable to say."
And, drawing closer to his guest, Sobakevich whispered in his ear, as though
communicating to him a secret: "How about an ugol?"

"You mean twenty-five rubles? No, no, no!" exclaimed Chichikov. "I won't
give you even a quarter of that. I won't advance another kopeck." (chapter
V)



The name Sobakevich comes from sobaka (dog). Lyubov' compares Ryovshin to
sobaka:



Вера. Да, я знаю. Я бы на твоём месте давно развелась.

Любовь. Пудра у тебя есть? Спасибо.

Вера. Развелась бы, вышла за Рёвшина и, вероятно, моментально развелась бы
снова.

Любовь. Когда он прибежал сегодня с фальшивым видом преданной собаки и
рассказал, у меня перед глазами прямо вспыхнуло всё, вся моя жизнь, и, как
бумажка, сгорело. Шесть никому не нужных лет. Единственное счастье -- был
ребёнок, да и тот помер. (Act One)



According to Lyubov, her lover had the false air of a faithful dog when came
to tell about Barbashin's unexpected return. In Gogol's story Zapiski
sumasshedshego ("The Notes of a Madman," 1835) Poprishchin reads the
correspondence of dogs and mentions portret i vse dela etogo muzha (the
picture of the man and all his doings):



Эти письма мне всё откроют. Собаки народ умный, они знают все политические
отношения, и потому, верно, там будет всё: портрет и все дела этого мужа.



These letters will reveal everything to me. Dogs are smart folk, they know
all the political relations, and so it's all sure to be there: the picture
of the man and all his doings.



Portret ("The Portrait," 1835) is a story by Gogol. Zerkalo (the
looking-glass) smashed by Troshcheykin's little model brings to mind the
epigraph to Gogol's play Revizor ("The Inspector," 1836):



Na zerkalo necha penyat', koli rozha kriva.

Don't blame the mirror, if your face is faulty.



As she speaks to her mother, Lyubov' compares the situation in her family to
that in Gogol's comedy and mentions revizor:



Любовь. Одним словом: господа, к нам в город приехал ревизор. Я вижу, что ты
всю эту историю воспринимаешь как добавочный сюрприз по случаю твоего
рождения. Молодец, мамочка! А как, по-твоему, развивается дальше? Будет
стрельба?

Антонина Павловна. Ну, это ещё надобно подумать. Может быть, он сам покончит
с собой у твоих ног.

Любовь. А мне очень хотелось бы знать окончание. Леонид Викторович говорил о
пьесах, что если в первом действии висит на стене ружьё, то в последнем оно
должно дать осечку. (Act Two)



The name and patronymic of Lyubov's and Vera's mother, Antonina Pavlovna,
hints at Chekhov. Chekhov is the author of V rodnom uglu ("At Home," 1897).
Uglu is the Prepositional case of ugol (angle; corner).



Alexey Sklyarenko


Search archive with Google:
http://www.google.com/advanced_search?q=site:listserv.ucsb.edu&HL=en

Contact the Editors: mailto:nabokv-l@utk.edu,dana.dragunoiu@gmail.com,shvabrin@humnet.ucla.edu
Zembla: http://www.libraries.psu.edu/nabokov/zembla.htm
Nabokv-L policies: http://web.utk.edu/~sblackwe/EDNote.htm
Nabokov Online Journal:" http://www.nabokovonline.com
AdaOnline: "http://www.ada.auckland.ac.nz/
The Nabokov Society of Japan's Annotations to Ada: http://vnjapan.org/main/ada/index.html
The VN Bibliography Blog: http://vnbiblio.com/
Search the archive with L-Soft: https://listserv.ucsb.edu/lsv-cgi-bin/wa?A0=NABOKV-L

Manage subscription options :http://listserv.ucsb.edu/lsv-cgi-bin/wa?SUBED1=NABOKV-L